Коронавирус и экономика китая

Ведь многие предприятия из-за эпидемии закрыты на карантин, производства приостановлены.

Карантинные меры позволили локализовать эпидемию, но стоит понимать, какой ценой дается этот карантин. Коронавирус может и не убьет миллионы людей, однако погрузит самую быстрорастущую экономику мира в рецессию.

Есть ряд отраслей, по которым эпидемия уже ударила напрямую: транспорт, туризм, легкая и пищевая промышленность.

Транспорт. Сейчас китайцы почти полностью прекратили любые туристические и деловые поездки из-за карантинных мер. В Китае уже второй месяц гоняют пустые поезда. При этом китайский трафик в последние 10 лет был основным драйвером роста авиаперевозок в мире. Во всех мировых аэропортах сейчас наблюдается сокращение рейсов.

Промышленность. Из-за карантина производства остановлены, и большинство коммерческих предприятий не спешит восстанавливать работу. В текущей ситуации компании просто не получат достаточного спроса и клиентов в свой бизнес. При этом власти Китая предписали соблюдать дорогостоящие меры дезинфекции и оплачивать проживание сотрудников, попавших в карантин. Поэтому предприятиям дешевле не начинать работу совсем.

Туризм. Многомиллиардный китайский туристический рынок фактически уничтожен. Китайские туристы не приедут в Европу и не оставят там своих денег. Это значит, что и европейцы недополучат ожидаемых доходов и, в свою очередь, будут покупать меньше китайских товаров. Таким образом, получается бесконечная петля экономического упадка.

Падение турпотока в Гонконге

Далее, что касается мировой экономики. Упадок в этих отраслях опосредованно бьет по таким отраслям, как нефтедобыча и металлургия: самолеты потребляют огромное количество авиационного керосина, который делают из нефти. Количество рейсов упало, значит стоит ожидать падения цены на нефть, что серьезно ударит по экономике всех стран-экспортеров. Спад производства тех же самолетов вызовет падение цены материалов, из которых они производятся. В основном это металлы, что в свою очередь ударит по экономике стран-экспортеров металла.

И сколько еще продлится эта ситуация — совершенно непонятно. Очевидно, что экономику Китая ждет глубокая рецессия, которая скажется на всем мире.

Коронавирус заразил экономику. Аналитики ухудшили прогноз по темпам роста Китая

Китайская экономика на фоне эпидемии коронавируса может замедлиться в первом квартале 2020 года до 4% в годовом исчислении, а по итогам года ее темпы снизятся до 5,4% по сравнению с ожидавшимися ранее 5,9%, прогнозируют аналитики Economist Intelligence Unit. В 2019 году темпы роста ВВП КНР составили 6,1% по сравнению с 6,6% в 2018 году.

Если китайским властям не удастся взять под контроль распространение инфекции к началу марту, темпы роста КНР упадут еще сильнее — на 1,5 процентных пункта в 2020 году, пессимистичны в EIU. По данным ВОЗ, в Китае от коронавируса уже погибли 1115 человек, заражено более 43 000 человек.

В ближайшие месяцы китайская экономика столкнется с серьезными проблемами. Властям придется прибегнуть к фискальному стимулированию, сопоставимому с кризисом 2008 года, когда на эти цели было потрачено около 4 трлн юаней, предупреждают аналитики EIU. Однако не ясно, позволят ли меры господдержки смягчить негативное влияние коронавируса на промышленность и сектор услуг, пессимистичны эксперты.

Кризис затронет не только Китай, но и другие развивающиеся рынки, но о масштабе удара говорить пока рано — многое будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация в ближайший месяц, отметили на конференц-коле аналитики EIU. Замедление китайской экономики снизит аппетит на российские энергоносители, которые на конец 2019 года составляли 8,7% от объема российского экспорта, подсчитали в EIU.

Цены на нефть Brent упали примерно на $10 за баррель с середины января на фоне опасений инвесторов, связанных с коронавирусом. Прогноз по средней цене в 2020 году EIU уже снизила — с $65 до $63 за баррель. В случае расширения эпидемии средняя цена барреля Brent может опуститься ещё на $3-5, прогнозирует EIU. Кризис в КНР в первую очередь ударит по странам—производителям сырья, солидарны аналитики Moody’s.

Подножка для глобального роста

Еще до обнаружения коронавируса, в четвертом квартале 2019 года экономические показатели были слабыми во всех странах G7 и БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка) из-за напряженности в мировой торговле, роста волатильности на развивающихся рынках и политической неопределенности в ЕС. Эпидемия будет способствовать дальнейшему снижению темпов экономического роста в этих странах, предупреждают аналитики EIU.

Так, рост реального ВВП в еврозоне замедлился до 0,1% в IV квартале по сравнению 0,3% в III квартале, а по итогам 2020 года не превысит прошлогодних темпов в 1,2%. Закрытие производств в Китае сильнее всего скажется на экономике Германии, которая экспортирует на китайский рынок около 7% продукции, подсчитали в EIU. По оценкам EIU, рост реального ВВП в США замедлится до 1,7% в 2020 году с 2,3% в 2019 году. Значительный ущерб от китайского коронавируса зафиксируют те рынки, которые зависят от китайских поставок в первую очередь в электронике, фармацевтике и биотехнологиях, а также страны, которые получают существенные доходы от китайских туристов, отмечают аналитики EIU.

Россия находится в числе уязвимых экономик, поскольку значительно зависит от глобальных цепочек поставок, полагают в EIU. Доля КНР во внешнеторговом обороте России составляет около 16%.

Даже если распространение вируса удастся остановить и запреты будут сняты, восстановление экономик от коронавируса будет уже не столь быстрым, как во время прошлой эпидемии атипичной пневмонии в 2002-2003 годах, пессимистичны аналитики Moody’s. Сложившаяся ситуация беспрецедентна, пример эпидемии атипичной пневмонии SARS 2003 года становится все менее и менее релевантным, указывала в отчете главный экономист «Альфа-банка» Наталия Орлова. В 2003 году экономика Китая потеряла примерно 1 п. п. роста, для траектории мировой экономики это замедление было не столь болезненным, так как экономическая активность в те годы находилась на подъеме, сейчас перспективы глобального роста остаются под угрозой, отмечала она.

Китайский коронавирус против мировой экономики. Разразится ли глобальный кризис?

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Коронавирус оживил призрак мирового экономического кризиса. Пока рабочие китайских фабрик отсиживаются в карантине, западные экономисты гадают, не станет ли смертельная вспышка той самой неожиданной неприятностью — «черным лебедем», — которая погрузит планету в очередную рецессию.

Вирус убил сотни человек в Китае и постепенно распространяется по миру. Если зараза перерастет в глобальную пандемию, она угрожает мировой экономике потрясениями, сравнимыми с кризисом 2008-2009 годов.

Мир оправлялся от него целое десятилетие. Не успел он прийти в себя и возобновить приумножение богатства после многолетней паузы, как над тремя ведущими мировыми экономиками — США, ЕС и Китаем — вновь сгустились тучи. Сначала брексит, потом торговые войны, а вот теперь — коронавирус.

«Пандемия коронавируса будет «черным лебедем» похуже событий, вызвавших мировой финансовый кризис и Великую рецессию 2008-2009 годов», — полагает старший экономист международного рейтингового агентства Moody’s Джон Лонски.

«И в отличие от финансового кризиса, на этот раз власти ограничены в возможностях исправить ситуацию», — предупреждает он.

Китай чихнул. Простудится ли мир?

Примерно то же мы проходили в 2002-2003 годах: тогда вспышка коронавируса SARS, известного как «атипичная пневмония», началась в Китае и распространилась на 25 стран. Умерли 800 человек — примерно каждый десятый заболевший.

Мировой экономике все это обошлось, по некоторым оценкам, в скромные 40 млрд долларов.

Но тогда размер китайского валового продукта не превышал 1,7 трлн долларов в год, а сейчас его экономика в девять раз больше — 15 трлн долларов, а доля в общемировом ВВП увеличилась с 4% до 17%.

Послевоенные рецессии мирового масштаба, включая последний финансовый кризис, начинались в основном в США — крупнейшей экономике планеты. Теперь же поговорка о том, что когда Америка чихает, простужается весь мир, применима и к Китаю — и не только с медицинской, но и с экономической точки зрения.

Вспышка SARS лишила Китай двух процентных пунктов квартального роста, но уже в следующем квартале все вернулось на круги своя. На этот раз экономисты, в среднем, ожидают замедления в пределах одного процентного пункта.

Но это проценты совсем от другой суммы. И главное: в отличие от КНР 2002 года современный Китай настолько тесно вписан в мировую торговлю, промышленность и финансы, что переболеть коронавирусом в изоляции у него уже не получится.

В истории с SARS есть и обнадеживающий мотив. Тогда вспышка коронавируса вызвала всемирную панику. Аналитики написали целую библиотеку мрачных прогнозов. На поверку же она оказалась краткой, а ее влияние — незначительным.

Но даже если обойдется и на этот раз, ущерб неизбежен, и основных проигравших можно назвать уже сейчас.

Главный пострадавший — Китай

Экономика Китая и без вируса была ослаблена. В прошлом году она выросла лишь на 6,1%, чего с ней не случалось с конца прошлого века.

Помимо внутренних структурных причин, связанных с переходом к более зрелой модели роста, основанной больше на потреблении, чем на производстве, экономическую активность подорвали торговая война с США и протесты в Гонконге.

От вируса в первую очередь пострадают транспорт, розничная торговля, ресторанный и гостиничный бизнес, поскольку страна перешла на осадное положение перед самым горячим для них сезоном — китайским новым годом.

Недельные новогодние каникулы — время массовой миграции и безудержного потребления, на которое приходится 40% китайской экономики.

Промышленность тоже под ударом: многие производства закрыты, поскольку работники сидят по домам на карантине по велению властей, а перебои с транспортом затрудняют отправку товара покупателям.

Приостановлены конвейеры на китайских заводах Toyota и Volkswagen, закрыты «Старбаксы» и «Макдоналдсы».

Другим тоже непросто

Особенно в Азии.

Китай — ключевой мировой поставщик комплектующих для производства промышленных и потребительских товаров (особенно электроники). На него приходится примерно пятая часть всех подобных поставок в мире и около 40% — в странах региона.

Вьетнам, Южная Корея, Камбоджа, Сингапур и Япония страдают еще и от решения Пекина запретить групповые поездки за рубеж, поскольку он лишил их традиционного новогоднего притока китайских туристов.

Торможение промышленности чревато потерями для ключевых поставщиков ископаемого сырья: Австралии и Бразилии.

Угроза для Европы и США чуть более опосредована. Пока что они в основном теряют китайских туристов и потребителей предметов роскоши. А дешевеющие энергоносители и сырье для промышленности вкупе с притоком бегущего от риска капитала лишь поддержат западные экономики.

Конечно, перебои с китайскими комплектующими вынудят бизнес на Западе искать альтернативных поставщиков, что потребует дополнительных затрат и сократит прибыль. Однако вряд ли они приведут к серьезным перебоям в производстве — если только вспышка не окажется неожиданно продолжительной.

Мелкий и средний бизнес пострадает больше крупных компаний, у которых довольно средств и опыта, чтобы пережить несколько недель перебоев, особенно с учетом того, что они и так готовились к затишью на время китайских новогодних праздников.

Рынки нервничают

Призрак кризиса пугает инвесторов. Они продают активы, которые дешевеют в трудные для экономики времена: акции, нефть, металлы, долги развивающихся рынков. И покупают более надежные: облигации развитых стран и золото.

Нефть упала до годового минимума, поскольку Китай — крупнейший в мире импортер, покупающий 14 млн баррелей в сутки, — сократил ее потребление на 20%, подсчитал Bloomberg.

Агентство называет подобное снижение спроса крупнейшим шоком для нефтяного рынка со времен финансового кризиса 2008-2009 годов и самым резким сокращением потребления с момента нападения на башни-близнецы в США 11 сентября 2001 года.

Падение цен вынудило ОПЕК начать обсуждать сокращение добычи еще до встречи 5-6 марта, с чем не спешит соглашаться партнер картеля нефтедобывающих стран — Россия. Агентство Рейтер сообщает о планах дружно сократить добычу на 500 тыс. баррелей в сутки, Wall Street Journal пишет, что сократит только Саудовская Аравия — на 1 млн баррелей, но ненадолго.

Металлы тоже не в почете, а это надежный показатель замедления мировой экономики, напоминает Moody’s.

Цены на металлы, используемые в промышленности, — медь, никель, алюминий — упали в среднем на 7% после вспышки вируса. Такого не было даже в разгар торговой войны США с Китаем.

Акции на западных площадках встретили первые сообщения о вирусе настороженной распродажей, однако постепенно пришли в себя и нашли поводы для роста в местных новостях. Все это время — с 23 января — китайский фондовый рынок был закрыт на продленные из-за вируса новогодние каникулы.

Открывшись 3 февраля, он рухнул почти на 8%, а курс юаня снизился. Однако китайские площадки практически недоступны для иностранных инвесторов, поэтому движение индекса, с одной стороны, отражает настроение местного населения, торгующего акциями на бирже, а с другой — наверстывает упущенное за выходные.

Облигации развитых стран растут в цене, поскольку инвесторы кинулись скупать надежные активы и продавать рисковые. Это ведет к росту стоимости заемных средств и расходов на обслуживание долга для правительств и компаний на развивающихся рынках, оставляя им меньше денег на развитие.

Резкий и масштабный вывод капитала обычно сопровождается девальвацией, ростом цен на импорт и сокращением инвестиций. Экономика тормозит: в лучшем случае развивающиеся страны перестают богатеть прежними темпами, в худшем — начинают беднеть.

Можно ли избежать кризиса?

Китай экстренно накачивает экономику деньгами через банки, и даже в США заговорили о возможном снижении ставок в случае серьезных успехов коронавируса на мировой арене. Однако одним лишь смягчением денежной политики ситуацию не исправить, предупреждают экономисты.

Прошлый кризис мир дружно залил деньгами, но вернуться к норме и ужесточить политику пока не успел. И в прошлом году из-за торговых войн почти всем странам пришлось раньше времени расчехлить печатные станки, чтобы поддержать вялое восстановление деловой активности.

Экономисты предостерегали об опасности подобного развития событий и советовали переходить от денежной накачки к стимулированию через бюджетные расходы: пользуясь низкими ставками, занимать и тратить деньги на инфраструктуру и другие долгосрочные проекты, оживляющие экономику.

Как показал прошлый кризис, центробанки во всем мире способны оперативно менять денежно-кредитную политику в ответ на резкое ухудшение экономической ситуации, поскольку в большинстве своем независимы, действуют в рамках четкого мандата и опираются на теорию и статистику. Другое дело — стимулирование за счет бюджетной политики. За нее отвечают правительства и парламенты. Они принимают такие решения мучительно долго и руководствуются политической целесообразностью.

В результате с новой опасностью мир столкнулся, не успев перезарядить орудия денежно-кредитной политики и зарядить орудия политики бюджетной. Ставки центробанков пребывают на историческом минимуме, на их балансах триллионы долларов госдолга. Они опасаются печатать деньги прежними темпами и кивают на правительства: теперь ваша очередь поддерживать экономику за счет казны.

Иначе к вирусу добавится еще одна опасность.

Опыт последнего десятилетия показал, что дешевые деньги сами по себе лишь ограниченно повышают экономическую активность и создание национального продукта, но зато быстро увеличивают стоимость уже существующих активов, накачивая пузыри на рынках: их вкладывают в акции, облигации, нефть, металлы, недвижимость.

«Сейчас все труднее поддерживать многолетний разрыв между слабеющей экономикой и раздутыми ценами активов. Мировая экономика и рынки подходят к развилке», — написал в FT экономист Мохамед эль-Эриан, работавший на руководящих должностях в МВФ и в администрации Барака Обамы, а также в инвестфонде Pimco и страховой компании Allianz.

От этой развилки в одну сторону ведет дорога к рецессии, пертурбациям на финансовых рынках и еще большим потрясениям в политике. Другая обещает подтянуть экономику к той завышенной оценке, которую ей все это время давали рынки.

Главный вопрос в том, сколько продлится вспышка.

Это — определяющая переменная, и потому крупнейшие институты пока воздерживаются от оценок влияния коронавируса на мировую экономику. И Международный валютный фонд, и Федеральная резервная система США говорят, что пристально следят за распространением болезни, но не берутся предсказать последствия.

Если же китайская вспышка перерастет в пандемию, она может стать той каплей, которая переполнит чашу терпения властей и заставит мир обратиться к проверенному в прошлый кризис методу: печатать деньги. Что лишь увеличит разрыв между фундаментальной стоимостью и рыночной оценкой экономики, чреватый биржевым крахом: обрушением цен на акции, нефть, металлы и долги развивающихся рынков.

Экономика Поднебесной приходит в себя после коронавируса

Теперь в КНР придется решать проблему низкого спроса в стране

Китайские рабочие возвращаются на свои предприятия после эпидемии. Фото Reuters

В то время как западный мир лихорадит из-за пандемии нового коронавируса, паника на азиатских рынках, похоже, постепенно стихает. Ряд китайских предприятий возвращается к работе, страна всеми силами пытается вернуться к нормальной жизни. Видны отдельные всплески активности: грузоперевозки, рост поставок сырья. Эксперты предупреждают: дальнейшее разрастание эпидемии в Европе и медленный выход населения самой КНР из изоляции будут серьезно сдерживать рост спроса в Китае.

Китайские власти подчеркивают: пик распространения нового коронавируса в КНР пройден. Об этом, в частности, в конце прошлой недели сообщил представитель Госкомитета по вопросам гигиены и здравоохранения КНР Ми Фэн. Новых пациентов становится все меньше, эпидемия сохраняется на сравнительно низком уровне, сообщил он.

«На фоне улучшения эпидемической ситуации» правительство китайской провинции Хубэй, откуда и пошло распространение вируса, разрешило возобновить работу ряда предприятий в Ухане. Как сообщается, первыми снова начнут работать производители медоборудования, лекарственных, защитных и дезинфицирующих средств. Кроме того, вернулись к работе компании, занятые в обеспечении водо- и электроснабжения, отопления, нефтегазовой отрасли, а также предприятия, занятые в производстве, переработке и поставках продуктов питания. К нормальному графику работы было разрешено вернуться магазинам, оптовым поставщикам сельхозпродукции, службам доставки, складам, компаниям электронной торговли.

Частично к работе вернулся завод Honda в Ухане. Компании Nissan и Toyota ранее уже возобновили работу на части своих предприятий в Китае.

В то время как во всем мире пандемия нарастает, в Китае она идет на спад. Для сравнения, ранее компания Apple восстановила работу всех своих китайских магазинов, тогда как все торговые точки за пределами Поднебесной закрыты до 27 марта.

В целом китайская экономика работала на 80–85% нормальной мощности в прошлую пятницу, сообщает агентство Bloomberg. Согласно же индексу Китайского торгового банка (China Merchants Bank), который использует спутниковые снимки для оценки ночной активности предприятий, в прошлой понедельник работало около 60% из 143 крупных промышленных объектов по всей стране, передает Financial Times.

В Поднебесной рапортуют и о росте грузоперевозок по железной дороге. С начала этого года из провинции Цзянсу по маршруту Китай–Европа было отправлено свыше 200 составов, что на 30% больше, чем годом ранее, сообщает китайская «Жэньминь Жибао». «В настоящий момент в Цзянсу насчитывается четыре города, пользующихся китайско-европейским экспрессом, из которых город Ляньюньган в январе-феврале этого года выполнил объем погрузочно-разгрузочных работ в 10 тыс. стандартных контейнеров, что на 81,6% больше, чем за аналогичный период годом ранее», – следует из СМИ.

В РФ также уверены в скором восстановлении китайской экономики. «Показатели последних дней по потреблению угля, перевозок, деятельность морских портов показывают, что в Китае постепенно первые ростки экономической активности начинают снова вырастать», – заметил в интервью на Первом канале глава ВТБ Андрей Костин.

По его мнению, выход Китая из «комы» и восстановление экономического сотрудничества с ним компенсировали бы возможные риски усиления кризиса в Европе. «Китай для нас не менее важен, наверное (чем Европа. – «НГ»), если не более, особенно для потребления сырьевой нашей индустрии. Поэтому я думаю, что если усиление кризиса в Европе совпадет с выходом Китая из «комы» и развитием, восстановлением цепочек производственных и торговых с Китаем, то этот риск будет нивелирован этим, компенсирован Китаем», – подчеркнул банкир.

Несмотря на эти надежды, пока сложно говорить о восстановлении спроса на сырьевые товары в Поднебесной. В частности, источники Bloomberg в начале марта сообщали, что китайский импортер газа China National Petroleum Corp (CNPC) объявил форс-мажор на весь импорт газа. Отмечалось, что из-за коронавируса в Китае настолько упало потребление голубого топлива, что госкомпания прекратила даже отбор газа из хранилищ. В НОВАТЭКе тогда сообщали, что все поставки с «Ямал СПГ» осуществляются в плановом режиме, «включая и поставки в азиатском направлении».

Возобновившие работу китайские компании сегодня сталкиваются не столько с проблемой предложения, сколько с проблемой спроса, делают вывод эксперты.

По их оценкам, Китай столкнулся с первым квартальным экономическим спадом за последние десятилетия. Они также не исключают, что текущий год станет самым слабым с начала 1990-х. «По мере того как Китай восстанавливает и возобновляет свои цепочки поставок, на него будут воздействовать шоки спроса из-за его собственного подавленного спроса и все более зараженного мира», – приводит агентство слова старшего экономиста Natixis Трина Нгуена.

Для сравнения, спрос на уголь для производства электроэнергии на прошлой неделе был самым высоким с 21 января, однако он на 20% ниже, чем годом ранее. Низкий спрос будет и дальше ограничивать возможное восстановление экономики КНР. «Услуги и потребление в настоящее время составляют более половины ВВП Китая», – напоминает бывший директор Всемирного банка по Китаю Берт Гофман в интервью FT. В результате, продолжает он, китайская экономика оказывается более чувствительной к падению внутреннего спроса в результате эпидемии и мер государственного контроля. «И восстановить утраченные позиции в сфере услуг гораздо труднее, чем в сфере производства», – полагает экономист. Он также не исключает, что по итогам первого квартала ВВП КНР, несмотря на все усилия, покажет падение от –2 до –6,5%.

Трансформация вспышки из Уханя в глобальную эпидемию с быстрым ростом числа заболевших в таких странах, как Южная Корея, Иран, Италия и США, означает, что экономика Китая может восстановиться только для того, чтобы обнаружить, что многие из крупнейших торговых партнеров страны остаются больными, снижая спрос и на экспорт.

Восстановление спроса в самом Китае также может быть спорадическим. «В настоящее время это весьма неустойчивый процесс, так как в случае полного снятия карантинных мер эпидемия вируса потенциально может вновь начать активно распространяться, ведь вакцины от коронавируса по-прежнему нет», – считает старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

В то же время меры, предпринятые Китаем, дали результаты, обращает внимание доцент Российского экономического университета им. Плеханова Олег Чередниченко. «Можно говорить о купировании вируса на территории Китая. На фоне запуска (или частичного запуска) закрытых ранее заводов восстанавливается спрос как на ресурсы, так и на потребительские товары. В свете такого развития событий весьма вероятным выглядит восстановление объемов и российских поставок ресурсов в Китай», – не исключает экономист.

Аналитик компании «Алор» Алексей Антонов надеется, что восстановление спроса в стране произойдет так же стремительно, как и сваливание в панику. «Кроме того, Китай может попробовать воспользоваться ценовой войной, развязанной ОПЕК, и пересмотреть долгосрочные контракты на нефть», – рассуждает он.

Коронавирус: заболеет ли экономика?

Предварительные экономические итоги эпидемии коронавируса для Китая, мира и Казахстана оценивает китаевед Антон Бугаенко

Предыстория: Air Astana отменяет рейсы в Париж, Гонконг и Куала-Лумпур

Рассматривая последствия коронавируса, необходимо отметить ключевые моменты: сама по себе эпидемия не настолько опасна, как последствия борьбы с ней, в первую очередь для экономического развития. Следом за влиянием на экономику идут два других, менее очевидных, но более глубоких аспекта – последствия для созданной в Китае системы реагирования на ЧС и, шире, управления страной, а также влияние на международное позиционирование Китая.

Обращаясь к последствиям эпидемии COVID-19, необходимо обозначить основную причину столь существенного влияния этой болезни на мировую экономику – действия правительств крупнейших стран мира.

Тон данным действиям был задан китайским правительством, не сумевшим эффективно купировать угрозу на ранних стадиях, а затем из-за боязни реакции общества прибегшим к единственному средству, доступному в рамках выстроенной системы управления, – национальному карантину и полному блокированию общественно-экономической жизни. Так был изначально повышен градус напряженности относительно нового коронавируса, и вторая крупнейшая экономика мира перешла на осадное положение. В дальнейшем новая волна заболевания, теперь уже за пределами Китая, привела к необходимости аналогичных мер в других странах. Это привело к приостановке людских и товарных потоков, а также раскрутило маховик паники, нарушив тем самым деловую активность.

Печальные цифры

Влияние на китайскую экономику, согласно прогнозам китайских и международных экспертов, в частности МВФ, Deutsche Bank и Китайской академии общественных наук (КАОН), будет наиболее ощутимым в I и II кварталах.

Вспышка вируса окажет влияние на следующие параметры развития: непосредственно экономический рост в краткосрочной перспективе, уровень инфляции и размеры безработицы.

Первый и непосредственный удар уже приняла на себя сфера услуг и потребления. Этот сектор экономики всегда находится на передней линии удара в случае эпидемий или других стихийных бедствий. В секторе услуг сосредоточено значительное количество предприятий малого и среднего бизнеса, наиболее уязвимого к подобным кризисам. Именно на МСБ пришелся тяжелый удар последствий эпидемии атипичной пневмонии в 2003 году: тогда темпы роста МСБ во II квартале года, на который пришлась эпидемия, упали на 5%.

В 2020 году удар по сфере услуг и потребления может быть куда тяжелее. В отличие от середины 2000-х в 2019 году на сферу услуг пришлось 54% ВВП Китая, поэтому влияние в целом будет более значительным, чем во время предыдущей эпидемии.

Согласно опросам предпринимателей МСБ, проведенным Пекинским университетом, около 30% бизнесменов заявили, что ожидают падения выручки по итогам 2020 году более чем на 50%.

Карантин влияет и на ситуацию с безработицей. И до эпидемии Китай испытывал проблемы с трудоустройством. Уровень безработицы в городах страны в 2019 достиг рекордно высокой отметки 5,3%, а в результате эпидемии может в 2020 превысить 6%.

Эпидемия также оказывает влияние на производственный сектор и инвестиции. В связи с вынужденными каникулами в Китае было приостановлено практически всё производство. Опубликованный 28 февраля индекс PMI, показывающий падение экономической активности, составил 35,7%, сократившись за месяц на 14,3%. Это говорит о фактическом замедлении китайской экономики, и в течение двух месяцев китайское правительство пересмотрит свои прогнозы.

Граница на замке. Из-за коронавируса Казахстан закрывает въезд для граждан Китая, Южной Кореи и Ирана

Сейчас производство постепенно восстанавливается, к началу марта работа промышленности была восстановлена почти полностью в восточных прибрежных провинциях и ряде регионов внутри страны: в 13 из 34 административных единиц провинциального уровня производство восстановлено на более чем 80%.

Между тем в провинции Хубэй до сих пор действует полный карантин. А эта провинция является значимым транспортным узлом и производственным центром. Ухань — один из ведущих центров автомобилестроения. В самой провинции располагаются более 100 заводов по производству автокомпонентов, в том числе компаний Robert Bosch, Valeo и ZF Friedrichshafen. Остановка этих заводов уже сказывается на всей китайской экономике.

Другим значимым следствием национального карантина станет ускорение инфляции. Инфляция будет расти вместе с индексом потребительских цен. Потребительская инфляция в Китае в январе 2020 оказалась выше ожиданий и составила 5,4% в годовом выражении против 4,5% в декабре 2019. Основным фактором роста стало удорожание продовольственных товаров в среднем на 4,4%, в сравнении с удешевлением цен на продовольствие в декабре на 0,4%. Это резко расходится с ожиданиями по инфляции, в основе которых было снижение цен в связи с нормализацией ситуации на рынке свинины.

Не оправдались ожидания инвесторов на смягчение в 2020 денежно-кредитной политики китайского правительства. Вспышка коронавируса затронула производство многих товаров, после эпидемии потребление быстро восстановится, но производство будет восстанавливаться значительно медленнее. Поэтому стоит ожидать высокого уровня цен в I полугодии 2020.

Луч надежды

Для того, чтобы справиться с перечисленными проблемами, китайское правительство будет предпринимать определенные действия. Они будут реализовываться по следующим четырем основным направлениям: фискальная политика, денежно-кредитная политика, финансовое регулирование и структурные реформы.

В области фискальной политики ожидается, что китайское правительство продолжит проводимый курс на снижение налогового бремени для людей с уровнем доходов ниже среднего и предприятий МСБ. Эта политика уже дала положительные результаты в 2019: после снижения налоговой нагрузки на МСБ на 2 трлн юаней рост ВВП Китая дополнительно ускорился на 0,8%.

В 2020 Госсовет КНР, вероятно, пойдет на новые меры по упрощению налогообложения. Вероятно, масштабная программа налогового стимулирования будет принята по итогам сессий ВСНП и НПКСК, которые обычно проходят в марте каждого года. В этом году из-за коронавируса сроки сессий были сдвинуты на неопределенное время, к этому времени власти страны должны выработать конкретные меры стимулирования, которые, видимо, окажутся более радикальными, чем прошлогодние реформы. Правительство страны уже предпринимает первые меры в этом направлении. Обсуждается введение налоговых вычетов и субсидирование кредитования для предприятий МСБ.

Забытые ощущения 1970-х: глобальная рецессия близка

У налогового стимулирования, однако, есть и обратная сторона – возможен рост бюджетного дефицита. Экономист КАОН Чжан Мин прогнозирует рост дефицита бюджета до 3% ВВП. За счет роста дефицита бюджета Китай будет инвестировать в здравоохранение, создание новых рабочих мест и стимулирование экономической активности.

В сфере финансового регулирования китайское правительство столкнется с дилеммой. С одной стороны, в 2017-2019 происходило ужесточение регулирования, правительство КНР боролось за чистоту активов местных правительств и госкомпаний. Однако, столкнувшись с эпидемией, финансовые власти уже перешли к политике количественного смягчения.

В начале февраля Госсовет КНР разрешил местным правительствам выпуск на сумму 290 млрд юаней ($41,6 млрд) специальных облигаций (СПБ), в дополнение к 1 трлн юаней такого долга, утвержденного в ноябре 2019 для увеличения расходов на инфраструктуру. 11 февраля было объявлено о втором раунде распределения долга местных правительств на сумму 558 млрд юаней ($79,7 млрд). Всего, по прогнозам экономиста КАОН Чжан Мина, в течение 2020 местные правительства могут выпустить облигации на сумму более 3 трлн юаней. Из них народным банком КНР уже выделено 1,2 трлн юаней ($174 млрд).

Эти деньги пойдут на масштабные инфраструктурные проекты и стимулирование экономической активности, что идет вразрез с проводимой до сих пор политикой ужесточения регулирования.

Кроме того, ожидается и смягчение денежно-кредитной политики. Правда, учитывая рост инфляции в I полугодии, смягчение будет происходить, вероятно, во второй половине года. Китайскими экономистами ожидается снижение коэффициента резервирования для банков на 50 базисных пунктов. Это должно снизить обязательные нормы резервов, высвободив тем самым дополнительные средства для инвестирования.

Помимо этого, ожидается и снижение процентных ставок на 50 базисных пунктов. Народный банк Китая 17 февраля уже понизил базовую ставку на 10 б. п., до 3,17%, достигнув самой низкой с 2017 отметки. Это должно удешевить кредиты, сделав их более доступными для пострадавших компаний.

Продержаться полгода

Влияние китайского коронавируса на мировую экономику будет ограниченным по времени, но ощутимым по последствиям для ряда секторов, в первую очередь для транспортного, сектора услуг и промышленности.

Согласно данным Deutsche Bank, вирус приведет к снижению темпов роста мировой экономики в I квартале 2020 года на 0,5%, или $0,4-0,5 трлн, при условии, что темпы роста ВВП Китая в I квартале снизятся на 1,4%.

Падение фондовых площадок будет кратковременным, но не будет исчерпываться краткосрочными колебаниями. Начавшееся после известий о распространении коронавируса в Италии и Южной Корее снижение мировых фондовых рынков отражает страх инвесторов перед возможной блокадой этих стран, а также распространением болезни и, соответственно, карантина на другие страны. Однако данное падение подкреплено только страхом участников торгов и подпадает под определение «волатильность фондового рынка».

Шок падения котировок будет консолидирован во временном периоде самой эпидемии. С одной стороны, игроки на бирже будут пытаться играть на понижении. С другой стороны, существуют инвестиционные фонды, которые будут готовы скупить недооценённые активы.

Потеряет ли Казахстан на туристах из Китая, которые не приедут из-за коронавируса

О достаточно быстром восстановлении говорит и пример азиатских бирж, открывшихся 10 февраля резким падением: индекс CSI 300 обвалился на 9,1%. Однако всего через неделю, 17 февраля, рынки практически полностью восстановились. Подобных результатов следует ожидать и от текущего падения на западных фондовых рынках, с поправкой на возможные форс-мажоры в виде новых вспышек.

Таким образом, фондовые рынки описывают V-образную фигуру. Однако этим влияние на рынки коронавируса не ограничится. Нарушение производственных цепочек и сбои в поставках сырья будут еще в течение полугода влиять на котировки как цен на сырье, так и на фондовые рынки.

Цены на сырьевые товары будут колебаться в процессе восстановления китайской экономики – одного из основных мировых потребителей сырья. Приостановка работы китайских предприятий привела к сокращению спроса на энергоресурсы и сырьевые товары, в результате чего, например, цены на металлы упали в среднем на 10%.

Реальные объемы потребления сырья Китаем, согласно прогнозам, они значительно снизятся в I квартале: в феврале-апреле 2020 потребление нефти должно уменьшиться до 14,8 млн баррелей в сутки, что на 0,4 млн баррелей меньше предыдущей оценки в январе 2020. В Азиатско-тихоокеанском регионе потребление нефти снизится еще на 0,1 млн баррелей. Таким образом, мировое потребление нефти снизится на 0,5 млн б/с.

Карантин окажет прямое влияние на мировые производственные цепочки. Производство в других странах снизится по итогам I квартала 2020. Согласно данным Nikkei, падение выпуска в Китае на $10 млрд сократит производство во всем остальном мире на $6,7 млрд. Наиболее подвержены этому риску экономики Южной Кореи, Японии и США.

В прогнозе для мировой экономики есть один значимый фактор неопределенности – набирающая силу новая волна эпидемии, на этот раз за пределами Китая. Вне зависимости от реального уровня смертности, распространение болезни вне Китая может привести к всеобщей панике и жестким действиям властей ведущих экономических держав мира. В таком случае может произойти достаточно долгая волнообразная коррекция.

Ни цветов, ни помидоров

Антивирусный карантин и последующее за ним замедление экономики Китая окажет негативное влияние и на экономическую активность в Казахстане.

В первую очередь ожидается снижение двустороннего товарооборота и транзитных перевозок. За 2019 казахстанский экспорт в Китай составил $7,8 млрд, импорт из Китая $6,5 млрд. В расчете возможных потерь от карантинных мер необходимо рассмотреть данные за I квартал, а именно: в 2019 экспорт составил $1,94 млрд, а импорт $1,96 млрд. Смягчающим фактором здесь является то, что на I квартал в силу праздничного периода в Китае всегда приходится меньший объем взаимной торговли, поэтому в негативном сценарии максимальное годовое снижение объемов торговли составит 23,4% экспорта и 35,2% импорта, исходя из сравнения с показателями прошлого года.

Вероятно, части выручки не досчитаются казахстанские экспортеры полезных ископаемых. В 2019 в Китай было экспортировано меди на $1,57 млрд (59,8% от всего экспорта), медной, железной, цинковой, марганцевой руды на $1,12 млрд (41,14%), железа и стали на $830 млн (23,9%), редкоземельных металлов и неорганических соединений на $540 млн (24,4%), цинка на $347 млн (68,71%).

Прекращение работы китайских предприятий привело к падению объемов необходимого сырья и приостановке его отправки в Китай. Однако полностью транспортное сообщение с Китаем не приостанавливалось, поэтому в реальности снижение будет меньшим и отчасти компенсируется быстрым приростом в последующие месяцы.

Возможны также последствия для сферы потребления, в частности для продовольственного рынка и торговли высокотехнологично продукцией.

Эксперт: Вспышка кори в Костанайской области важнее коронавируса

Казахстанский продовольственный рынок зависит от поставок из Китая по некоторым позициям. В частности, на импорт из Китая (не считая торговли со странами ЕАЭС) приходится 44% импортных томатов ($15,5 млн), 80% бобовых ($160 тыс.), 50% овощей ($16,5 млн), 39% орехов ($11 млн), 56% цитрусовых ($15,8 млн), 23% персиков и абрикосов ($22 млн), 60% цветов ($200 тыс). Удорожание этих товаров на китайском рынке может разогреть продовольственную инфляцию и в Казахстане.

За первые три квартала 2019 основу казахстанского импорта составляют телефоны ($186 млн), компьютеры ($91 млн) и другая электроника (в целом около $800 млн). Очевидно, что большая часть высокотехнологичной продукции, будь то электроника или станки, ввозятся из Китая. Перебои с поставками продукции могут привести к росту цен на отечественном рынке, а также увеличению стоимости модернизации отечественных производственных мощностей.

Даже при полном восстановлении поставок казахстанская экономика, вероятно, подвергнется инфляционному давлению. Импорт инфляции будет происходить вместе с поставками вышеуказанных товаров, увеличившихся в цене. Согласно официальному заявлению Нацбанка от 3 февраля, целевой коридор инфляции в Казахстане составляет 4-6%. Эти показатели были утверждены без учета резких изменений в китайской экономике, от которой в значительной степени зависит казахстанский рынок. Если инфляционное давление из Китая усилится, во время очередного пересмотра базовой ставки эти показатели могут быть скорректированы. Коронавирус и связанные с ним сложности мировой экономики уже названы Центробанком негативным внешним фоном.

Казахстан может извлечь из сложившейся ситуации и определенную выгоду, в частности в сфере логистических перевозок. Сейчас, когда китайские предприятия постепенно выходят из карантина, перед компаниями встает вопрос возобновления поставок. Бизнес желает не только восстановить прерванные связи, но и наверстать упущенное. Например, выполнить отложенные контракты по поставкам товаров. И в качестве возможных маршрутов поставок могут рассматриваться и трансконтинентальные железные дороги, где Казахстан является одним из основных транзитных центров. К плюсам трансконтинентальных путей можно отнести быстроту доставки товаров. Учитывая желание быстро нарастить объемы поставок, это может стать определяющим аргументом в пользу железных дорог.

Автор: Антон Бугаенко, главный эксперт программы китайских и азиатских исследований ИМЭП

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: